Диатеза

From Glottopedia
Revision as of 22:42, 9 August 2007 by Skrylov (Talk | contribs)

Jump to: navigation, search

Contents

Определение

ДИАТЕЗА, (от греч. diathesis - то же, что ‘залог’) синтаксическая категория (синтаксический признак или набор признаков) предикатной словоформы, отражающая определённое соответствие между участниками обозначаемой предикатом ситуации (“семантическими актантами”, выполняющими те или иные семантические роли разной степени обобщённости) и именными членами предложения, заполняющими валентности данной предикатной словоформы (“синтаксическими актантами”, синтаксические роли которых выражены теми или иными морфологическими или синтаксическими средствами).

Выражение диатезы

  • В падежных языках роли кодируются прежде всего (синтетическими) падежами и (отчасти) аналитическими предложно-падежными формами; в аналитических языках преобладает кодирование ролей с помощью служебных слов, порядка слов и интонации; в беспадежных языках с богато развитым согласованием роли кодируются особыми согласовательными показателями, встроенными в предикатную словоформу и выражающими связь глагола с основными приглагольными именами (подлежащим и дополнением).

Исходная и производная диатеза

  • Исходной (прямой, простой) диатезой для данного предикатного слова называется такая, при которой каждый предметный участник ситуации обозначен в предложении соответствующим ему и канонически оформленным именным членом предложения и каждый именной член предложения (стоящий в определённой грамматической форме) обозначает соответствующего ему участника ситуации, выполняющего в ситуации ту роль, которая стандартно выражается именно данной грамматической формой.
  • Косвенными (производными) диатезами называются такие, где имеет место какое-либо отклонение от этой канонической схемы.

Классификация диатез

  • Классификация диатез отчасти параллельна классификации залогов (точнее, залоговых значений = частных функций залога = залоговых конструкций).

Активная (действительная) диатеза

    • Так, при активной(действительной) диатезе позицию подлежащего занимает субъект (“актор”); у переходных глаголов в аккузативных языках активная диатеза (традиционно называемая также термином “номинативная конструкция”) является прямой. Типологически она сопряжена с аккузативной диатезой, но встречается и без неё (ср. Тигр идёт, бежит и т. п.). Эта диатеза особо изучена в работах Т. Б. Алисовой, Э. Кинэна, А. Е. Кибрика, И. Ш. Козинского.

Пассивная (страдательная) диатеза

    • При пассивной(страдательной) диатезе позицию подлежащего занимает объект (у переходных глаголов в аккузативных языках пассивная диатеза является косвенной, а в данном случае даже обратной //конверсной к прямой. Эта диатеза стала предметом специальных исследований М. М. Гухман, С. Е. Яхонтова, В. С. Храковского, М. Хаспельмата.
      • В сино-тибетских языках пассивная диатеза выражается без помощи залоговых показателей. Тот же механизм довольно широко распространён и в монгольских языках).

Абсолютивная диатеза

    • При абсолютивной диатезе позицию абсолютива занимает фактитив - наиболее тесно связанный с предикатом участник действия.
      • У переходных глаголов в эргативных языках абсолютивная диатеза является прямой.
      • В аккузативных языках абсолютивная диатеза свойственна отглагольным существительным со значением процесса, события или результата, управляющим родительным субъекта (при непереходности исходного предиката) или родительным объекта (при переходности исходного предиката). Отсюда двусмысленность словосочетания переводы Тютчева - где только трансформация в предикативную форму глагола или в другую недвусмысленную конструкцию позволяет понять, идёт ли речь о ‘переводах, выполненных Тютчевым’, или о ‘переводах произведений Тютчева’).
      • Абсолютивная диатеза свойственна не только глагольным лексемам, но и глагольным корням: так, в составе глагольно-именных композитов, включающих именной и глагольный корень, именной корень (как показал И. Ш. Козинский) соответствует либо субъекту непереходного предиката (типа ледоход), либо объекту переходного (типа людоед); но ни в коем случае не субъекту переходного (единственный сомнительный случай обнаруженного А. Н. Барулиным исключения - бурелом - соотносится не столько с настоящей субъектной, сколько с инструментальной конструкцией, представленной в примерах типа пароход, паровоз, где первый компонент соответствует роли орудия действия)

Антипассивная диатеза

    • При антипассивной диатезе позицию абсолютива занимает субъект (агенс) переходного действия. В эргативных языках эта диатеза обычно выражается специальным залогом. Но в аккузативных языках этот эффект сплошь и рядом достигается без помощи залоговых показателей, но со значительными последствиями для аспектуальной и модальной характеристики высказывания: ср. Он славно пишет, переводит; Петя сейчас читает ....

Рефлексивная (возвратная) диатеза

    • При возвратной(рефлексивной) диатезе субъект и объект ситуации тождественны (“кореферентны”) друг другу и выражены одним и тем же актантом (как правило, подлежащим). Рефлексивная диатеза обычно производна и выражается соответствующим залоговым показателем. Её разновидностями являются собственно-рефлексивная и включённо-объектная диатезы.

Собственно-рефлексивная диатеза

    • При собственно-рефлексивной диатезе субъект и объект действия неотличимы (или с трудом отличимы) друг от друга; её имеют, например, многие глаголы с суицидным значением (повесился, застрелился, утопился). Разновидности рефлексивной диатезы в русском языке стали предметом особого изучения в трудах А. А. Шахматова, В. В. Виноградова, Н. А. Янко-Триницкой, М. А. Шелякина, Ж. Дюбуа. Типологическое разнообразие рефлексивной диатезы показано в работах В. П. Недялкова и Э. Ш. Генюшене.

Включённо-объектная диатеза

      • Разновидностью рефлексивной диатезы в широком смысле является включённо-объектная диатеза, при которой объект действия частично отличим от субъекта, так как составляет неотъемлемую принадлежность субъекта.

Взаимная (реципрокальная) диатеза

      • При взаимной(реципрокальной) диатезе множество субъектов одновременно развёртывающихся ситуаций совпадает с множеством объектов этих же ситуаций, и это субъектно-объектное множество участников выражено одним актантом (как правило, подлежащим).

Теория диатез Л.Теньера

    • Л. Теньер (1934, 1954) образно иллюстрирует четыре типа диатез следующей наглядной диаграммой (см. диаграмму из Теньер 1988, с. 255).

Активная диатеза (актив)


Пассивная диатеза (пассив)

Возвратная диатеза (рефлексив) Взаимная диатеза (реципрок)

Реверсивные и амбидирективные диатезы

    • Пассивная, взаимная и возвратная диатезы являются реверсивными, так как в них подлежащее выражает объект основного действия. Взаимная и возвратная диатезы являются амбидирективными, так как подлежащее в них выражает одновременно и субъект, и объект основного действия.
      • Соотношение косвенных диатез с референциальными характеристиками актантов специально изучалось В. С. Храковским.

Суперсоциативные диатезы

      • При суперсоциативной диатезе у ситуации оказывается более одного участника с одной и той же ролью. Разновидностями суперсоциативной диатезы являются взаимная (см. выше) и совместная.

Социативная (совместная) диатеза

      • При социативной (совместной) диатезе некоторая роль в выполнении целой серии однородных действий выполняется совместно целым множеством участников, которое обозначается сочинительной или плюральной группой.

Диатезы и классы предикатов

  • В современной синтаксической теории классификация диатез не сводится к исчислению синтаксических функций залогов, но и во многом выходит за рамки такого исчисления, так как диатеза может выражаться не только залогом (в морфологической структуре предикатной словоформы), но и глагольным управлением; это было продемонстрировано в исчислении диатез, разработанным С. Е. Яхонтовым (1978). Как показал С. Е. Яхонтов, целесообразно строить типологию диатез для основных семантико-синтаксических классов глаголов.
    • На основании такого подхода можно выделить и ряд диатез, выходящих за рамки узко поставленной задачи классификации залоговых конструкций.

Диатезы амбиентных предикатов

Бессубъектная диатеза

    • При бессубъектной диатезе субъект исходной ситуации никак не выражен в актантной структуре предикатной лексемы; у большинства предикатов такая диатеза является производной (ср. Откуда-то тянуло дымом), но при лексикализации бессубъектной диатезы (ср. Морозит; Светает; Вечереет) она становится исходной или единственной. Бессубъектная диатеза часто является и бесподлежащной (как в русском языке), но может быть и подлежащной (так, значение ‘Идёт дождь’ во многих языках выражается с помощью глагола, стоящего в подлежащной диатезе: ср. англ. it rains, нем. es regnet, франц. il pleut и т. п.; в подлежащной диатезе употреблён и глагол идёт в русской фразе Идёт дождь). Бессубъектная диатеза специально изучена Л. А. Бирюлиным.

Безличная (имперсональная) диатеза

    • При безличной диатезе позиция подлежащего не занята (либо занята “пустышкой” - синтаксическим нулём или безличным местоимением типа англ. it, нем. es, франц. il). У “безличных” глаголов безличная диатеза является прямой (Павла тошнит), а у “личных” глаголов, т.е. у большинства глаголов - производной; ср. Ивана сильно тряхануло, ударило по голове, толкнуло в спину. ***Безличная диатеза специально изучалась Е. М. Галкиной Федорук, Д. Н. Шмелёвым, В. С. Храковским, Б. Комри, Х. Томмола, З. Фрайзингиером, М. Гиро-Вебер и др.

Диатезы непереходных предикатов

Интранзитивная (непереходная) диатеза

    • При непереходной(интранзитивной) диатезе позиция прямого дополнения не занята. Как в аккузативных, так и в эргативных языках у одноместных глаголов такая диатеза является прямой, а у переходных глаголов - производной. Однако при лексикализации непереходной диатезы объектных глаголов она становится прямой или даже единственной, ср. руководит, командует, управляет, владеет, распоряжается, пренебрегает, увлекается, занимается, интересуется, заведует, наслаждается, гордится, чванится, тщеславится, хвастается.

Безобъектная (медиальная, средняя) диатеза

    • При безобъектной (медиальной, средней) диатезе объект переходного действия никак не выражен в актантной структуре предикатной лексемы. У семантически интранзитивных ("абсолютных //абсолютивных") предикатов безобъектная диатеза является прямой. У большинства семантически транзитивных предикатов безобъектная диатеза является производной. Формальным средством выражения медиальной диатезы в русском языке, как и в некоторых других, служит возвратный показатель. Ср. Собака кусается, Начальник ругается, Пассажиры толкаются. При лексикализации этой диатезы у непереходных предикатов типа промахнуться (*куда? *чем? *из какого оружия?), молчать (*кому? *на какой вопрос?) она становится является исходной. Безобъектная диатеза изучаласть в трудах Б. Дельбрюка, Э. Бенвениста, И. А. Перельмутера, С. Кеммер и др.

Безагентивная диатеза

    • При безагентивной диатезе агенс (субъект) переходного действия никак не выражен в актантной структуре предикатной лексемы; у большинства агентивных предикатов такая диатеза является производной (ср. Карфаген разрушен). Но при лексикализации пассива у статальных псевдопассивных предикатов (ср. Маша смущена; Гора покрыта льдом) или при лексикализации рефлексива у событийных псевдопассивных предикатов (ср. Маша смутилась; Гора покрылась льдом) она становится исходной или единственной (эта диатеза описывалась Ф. Брюно, Л. Л. Буланиным, В. И. Гавриловой, Ю. П. Князевым).

Так как при пассивном залоге обозначение агенса факультативно, то многие авторы (А. В. Попов, О. Есперсен, Т. Б. Алисова, В. С. Храковский) рассматривают безагентивную диатезу (‘устранение деятеля’) как основную функцию пассивного залога.

Диатезы прямопереходных предикатов

Транзитивная (переходная) диатеза

    • При транзитивной (переходной) диатезе в предложении есть прямое дополнение; к транзитивным диатезам относятся, в первую очередь, эргативная и аккузативная диатеза.

Аккузативная диатеза

    • При аккузативной диатезе (традиционно охватываемой содержанием термина “номинативная конструкция”) объект переходного действия занимает позицию прямого дополнения (в аккузативных языках аккузативная диатеза является прямой для большинства переходных глаголов, но производной для непереходных глаголов (см. ниже о псевдообъектной, каузативной и субъективной диатезах). Типологически она сопряжена с номинативной диатезой, но встречается и без неё (ср. Бориса лихорадит; Василию жаль Анфису и т. п.). Эта диатеза стала предметом специальных исследований С. Д. Кацнельсона,

Эргативная диатеза

    • При эргативной диатезе (традиционно называемой термином “ эргативная конструкция”) субъект переходного действия занимает позицию эргативного агенса (агентива). В эргативных языках эргативная диатеза является прямой для переходных глаголов. В аккузативных языках эргативной диатезой характеризуются, например, отглагольные существительные со значением процесса или события, управляющие творительным падежом деятеля (убийство Лермонтова Мартыновым). Типологически она сопряжена с абсолютивной диатезой. Эргативная диатеза стала предметом тщательного изучения в трудах Г. Шухардта, И. И. Мещанинова, Г. А. Климова, А. Е. Кибрика, Я. Г. Тестельца, М. Хаспельмата.

Собственно-активная диатеза

    • При собственно-активной диатезе агенс (субъект активного действия) занимает позицию агентива. В активных языках (бацбийском, читимача, лазском) эта диатеза является прямой для активных (акциональных) глаголов, в том числе и непереходных (типа идти, бежать, плыть, лететь, разговаривать, петь, играть). Этой диатезе посвящены специальные исследования Г. А. Климова.

Пациентивная (патетивная) диатеза

    • При пациентивной(патетивной) диатезе пациенс (претерпевающий) занимает позицию прямого дополнения. В активных языках (бацбийском, читимача, лазском) эта диатеза является прямой для неактивных (стативных) глаголов, в том числе и неподлежащных. Типологически она сопряжена с собственно-активной, но встречается и без неё (ср. в русском глаголы недомогания типа тошнит, лихорадит, пронесло, пучит, корчит). Этой диатезе посвящены специальные исследования Г. А. Климова.

Периферийно-агентивная диатеза

    • При периферийно-агентивной диатезе субъект переходного действия занимает периферийную позицию агентивного дополнения (оформленного в англ. яз. предлогом by, во франц. яз. - предлогом par, в латыни - аблативом, в русском - творительным падежом и т.п.). У переходных глаголов в аккузативных языках агентивная диатеза является производной. В сино-тибетских языках агентивная диатеза выражается без помощи залоговых показателей, а именно с помощью предлогов; в монгольских языках это также возможно без помощи залоговых показателей, а именно с помощью аблатива.

Периферийно-пациентивная диатеза

    • При периферийно-пациентивной диатезе пациенс занимает периферийную позицию антипассивного косвенного дополнения. У переходных глаголов эргативных языков периферийно-пациентивная диатеза является производной. Однако в аккузативных языках аналогичный эффект изредка достижим без помощи залоговых показателей, одной лишь постановкой объекта в творительный падеж, убирающей его с магистральной (центральной) линии действия на периферию ситуации: ср. Витя швырял (бросал) камнями в пруд.

Псевдосубъектная диатеза

    • При псевдосубъектной диатезе наименование некоторого события (например, являющегося причиной основного события) занимает позицию подлежащего. У каузативных глаголов такая конструкция является исходной, но у некаузативных - производной (возникающей в ходе грамматической метафоры); так, при обозначении ‘причины стихийных бедствий’ прямая диатеза - безличная (Градом побило поля; Сарай зажгло молнией), а производная - личная псевдосубъектная (Град побил поля; Сарай зажгла молния).

Псевдообъектная диатеза

    • При псевдообъектной диатезе позицию прямого дополнения занимает не-объект. Разновидностями этой диатезы являются:

антисубъектная , ср. франц. Il est arrivé un train ‘пришла электричка’ (букв. ‘Пришло электричку’); пердуративная (прошёл версту; проспал день; вышагал версту); и некоторые другие (см. ниже примеры псевдообъектной диатезы у глаголов локализации пересёк; посетил; покинул и т. п.).

Диатезы ментальных предикатов

Аффективная диатеза

    • При аффективной диатезе ‘субъект психического состояния’ (восприятия, эмоции или мнения) стоит в форме косвенного дополнения адресата.

Диатезы локативных предикатов

Локативная диатеза

    • При локативной диатезе название места стоит в локативной грамматической форме (с пространственным значением падежа или предложно-падежной формы).

Диатезы глаголов движения

    • Глаголы перемещения (моторные, каузативно-локативные) могут иметь:
Собственно моторная диатеза

(а) (чаще всего) - собственно моторную диатезу, при которой название перемещаемого предмета стоит в позиции прямого дополнения, а позицию косвенного дополнения занимает название неподвижного ориентира (шлёт, вешает, ставит, кладёт, отправляет; Сеятель бросал семена в борозду; Мужик посеял (посадил) репу на поле);

Веститивная диатеза

(б) (реже) - веститивную диатезу, при которой позиция прямого дополнения занята обозначением неподвижного ориентира, а название перемещаемого предмета стоит в позиции косвенного дополнения (завораячивает, окрашиавает, обёртывает, обувает, одевает, завязывает; Оля намазала хлеб вареньем; Отец накрыл ребёнка одеялом; Строители нагрузили телегу кирпичами; Мужик засадил поле репой);

Орнативная диатеза

(в) (ещё реже) - орнативную диатезу, при которой позиция прямого дополнения занята обозначением неподвижного ориентира, а название перемещаемого предмета встроено в словообразовательную или лексико-семантическую структуру каузативного глагола (бинтует, лакирует, загрязняет, увлажняет, маслит, проспиртовывает; Гусар оседлал лошадь; Повар посолил (переперчил…) суп; Партизаны заминировали дорогу).

Диатезы предикатов обладания

Контентивная диатеза

    • При контентивной диатезе в позиции подлежащего стоит название контейнера (места или владельца в широком смысле). Исходной контентивная диатеза является только у небольшого числа посессивных глаголов - как прямопереходных глаголов типа рус. иметь [в книжном стиле], получить, приобрести, потерять, а также носить, завести (одежду, очки, бороду), франц. avoir, англ. have, кит. you и т.п. (из славянских языков наиболее склонны к употреблению контентивной диатезы южно- и западнославянские: ср., напр., польск. miec во фразе Ala ma kota ‘У Али есть кошка’), так и косвеннопереходных типа рус. владеть, обладать, обзавестись, а также облачиться в [одежду, очки, бороду] . У большинства предикатов локализации она является производной (а именно, обратной = конверсной к прямой локативной диатезе). Однако у некоторых локативных предикатов конвертирование исходной диатезы осуществимо лишь с помощью супплетивной замены локативных глагольных лексем такими глагольными лексемами, для которых исходной является именно контентивная (псевдообъектная), а не локативная диатеза. Ср. переходную контентивную диатезу у кит. you, букв. ‘имеет’, рус. содержит, заключает, франц. avoir и непереходную контентивную диатезу у русских глаголов состоит из, изобилует, кишит, переполнен, заполнен, покрыт и т. п.

Эссивная диатеза

    • При эссивной диатезе обозначение владельца (субъекта обладания) стоит в позиции косвенного дополнения, а обозначение имущества занимает позицию подлежащего. Разновидностями эссивной диатезы являются адессивная (как в русском), аппартенативная (как в латыни, балтийских, грузинском), генитивно-посессивная (как в дагестанских языках). Эссивная диатеза и её соотношение с другими (напр., с контентивной, см. ниже) изучены в трудах Э. Бенвениста, Ч. Кана, Э. Х. Бендикса, Дж. Лайонза, В. Г. Гака, О. Н. Селиверстовой, Н. Д. Арутюновой, Дж. У. М. Верхаара и др.

Адессивная диатеза

    • При адессивной диатезе обозначение владельца (субъекта обладания) ставится в грамматической форме пространственной локализации (в русском языке это предложно-падежная форма с предлогом у; ср. У птицы есть гнездо, у зверя есть нора…). Адессивная диатеза изучена в трудах Н. Д. Арутюновой, Е. Н. Ширяева, М. Лейнонен, К. Чвани, Л. Х. Бэбби и др.

Генитивно-посессивная диатеза

    • При генитивно-посессивной диатезе (как в дагестанских языках) обозначение владельца стоит в генитиве (генитивный подтип) или в форме притяжательного прилагательного (посессивный подтип); в русском представлен только фиктивный (генитивно-псевдопосессивный) вариант генитивной диатезы (Он был высокого роста, красного цвета, кислого вкуса; ср. у Достоевского: Он был весьма хорошего общества, хорошей фамилии, хорошего воспитания и хороших чувств; Я… других идей; или у Островского Он ваших лет и уж, кажется надворный советник; ср. также архаичное пушкинское Тот их, кто с каменной душой прошёл все степени злодейства) и полноценный притяжательный подтип (Пушкин: "Всё моё",- сказало злато; Островский: …только всё это женино, и всё ещё при жизни отдано племянницам; ср. также вполне нормативные любовные признания "Я твой!" или "Я твоя!").

Аппартенативная диатеза

    • При аппартенативной диатезе обозначение владельца (субъекта обладания) ставится в грамматической форме косвенного дополнения адресата (ср. лат. Mihi est liber и его картвельские аналоги).

Экзистенциально-посессивная диатеза

    • При экзистенциально-посессивной диатезе (как в индонезийских языках) обозначение владельца может быть упомянуто в составе топика высказывания или вообще не упомянуто, а обозначение имущества стоит в особой посессивной форме, указывающей на лицо владельца (мой/твой/его); сказуемое при этом обозначает "бытие, существование", а подлежащее своей лексической основой обозначает имущество, а грамматическими показателями выражает лицо обладателя. (экзистенциально-посессивная диатеза изучена в работах И. И. Мещанинова, М. А. Журинской, Н. Ф. Алиевой).

Комитативная диатеза

    • При комитативной диатезе (как в монгольских языках) обозначение контейнера (владельца) занимает позицию подлежащего, а обозначение имущества стоит в форме косвенного дополнения, обозначающего обладание чем-то; в русском языке есть зачаточные (или, скорее, рудиментарные) словообразовательные механизмы выражения комитативной диатезы - комитативные аффиксы адъективного словообразования (суффиксы атый, астый и их антоним - каритивный циркумфикс без… ый), ср. Он женат, рогат, хвостат, зубаст, клыкаст (антонимичное каритивное значение имеет конструкция типа Он бездетен, бесхвост, бездомен; она безмужняя и т. п .).

Диатезы трёхместных предикатов

Диатезы предикатов давания и отнимания

    • Глаголы давания могут иметь донативную и декоративую диатезу.
Донативная диатеза
      • При донативной (давательной) диатезе название имущества занимает позицию прямого дополнения, а название бенефицианта (получателя) - позицию косвенного дополнения (ср. Игорь скормил мясо своей кошке; Царь пожаловал Ермаку шубу; Смирнов преподавал нам математику; Give a book to him; Игорь скормил мясо своей кошке).
Декоративная (наградительная) диатеза
      • При декоративной (наградительной) диатезе название имущества занимает позицию косвенного дополнения, а название бенефицианта (получателя) - позицию прямого дополнения (ср. Игорь накормил свою кошку мясом; Далила напоила Самсона снотворным зельем; Царь пожаловал Ермака шубой; Император наградил героя орденом; Их снабдили продовольствием; Бородуля учил //обучил //научил нас математике; Give him a book).

Сполиативные диатезы

    • Глаголы отнимания и лишения (сполиативные) могут иметь две диатезы - детрактивную (параллельную как антоним к донативной) и привативную (параллельную как антоним к декоративной).
Детрактивная (отнимательная) диатеза
      • При детрактивной (отнимательной) диатезе название отнимаемого предмета занимает позицию прямого дополнения, а факультативное название потерпевшего ставится в форме косвенного дополнения: ср. отобрал, украл, позаимствовал, арендовал у кого что, а метафорически также спросил у кого что, узнал у кого что и т.п.
Привативная (лишательная) диатеза
      • Если же глагол стоит в привативной (лишательной) диатезе, то название потерпевшего занимает позицию прямого дополнения, а факультативное название отнимаемого предмета (если оно вообще возможно) ставится в форме косвенного дополнения: ср. лишил кого чего, ограбил (кого), обокрал (кого).

Пермутатативная (реклинативная) диатеза

    • При пермутативной (реклинативной) диатезе прямое дополнение выражает адресат действия; эта диатеза в системе языка является производной или возможной наряду с другими (ср. Царь пожаловал Ермака шубой //Ермаку шубу), но у глаголов типа грабить, обворовывать (*что? *у кого?), наградить (*что? *кому?) как глагольных лексем она является исходной и единственной.

Бессубсидиальная диатеза

При бессубсидиальной диатезе средство действия никак не выражено в актантной структуре предикатной лексемы; у большинства глаголов с валентностью на средство действия эта диатеза является производной (забинтовать (во что), завернуть (во что), завязать (чем)), но при её лексикализации может стать исходной и единственной (разбинтовать (*из чего?), развернуть (*из чего?), развязать (*из чего?)).

Диатезы подчинённых предикатов

Суперситуативная диатеза

    • В суперситуативной диатезе может употребляться только главный предикат, вводящий подчинённую предикацию; в таких случаях подчинённому предикату навязывается акцессивная диатеза (каузативная или обсервативная), служащая для того, чтобы вывести из-за кулис на сцену некоторого лишнего участника ситуации (виновника или обозревателя).
      • Л.Теньер проиллюстрировал типы каузативных диатез следующей схемой:






Схема 1° Схема 2° Схема 3° Схема 4°

На приведённой схеме вертикальная линия символизирует каузацию; стрелка вниз - пассивный каузатив; стрелка вверх - активный каузатив; стрелка вправо - переходный глагол в активной диатезе, стрелка влево - переходный глагол в пассивной диатезе; .A - подлежащее; B - прямое дополение; C - субъект каузации (каузатор). Схема 1°.Шарль заставляет пить Альфреда Схема 2°. Шарль заставляет пить кофе Схема 3°. Нельзя сказать *Альфред заставляетcя пить Шарлем (но такая конструкция есть в семитских языках и в турецком) Схема 4°. Нельзя сказать *Кофе заставляется быть выпитым Шарлем (но такая конструкция есть в семитских языках).

Каузативная диатеза

    • При каузативной диатезе наименование “каузатора” (виновника) события занимает позицию подлежащего, а группа сказуемого обозначает само событие вместе с его субъектом, при этом субъект основного события занимает позицию прямого дополнения; если виновник события неважен (хотя из ситуации может быть ясно, что контроль над событиями осуществлялся кем то извне), то для обозначения ситуации выбирается прямая диатеза (Малыш погулял, поел каши, попил молока, сел на горшок и лёг спать); однако если виновник (контролер ситуации) вводится в поле зрения коммуникантов, то выбирается каузативная диатеза (Мама вывела малыша погулять, покормила кашей, напоила молоком, посадила на горшок и уложила спать); таким образом, никакого добавления существенных новых участников не происходит, а всего лишь на сцену выводится второстепенный участник ситуации (виновник);

Пермиссивная (позволительная) диатеза

    • Разновидностями каузативной диатезы являются пермиссивная (позволительная) (Мама отпустила малыша гулять, дала поесть и т.п.), ассистивная (помогательная) (Мама помогла малышу поесть, попить, сесть на горшок и лечь спать и т.п.), прохибитивная (запретительная) (Мама запретила малышу сидеть дома и не гулять, не дала остаться голодным, не позволила намочить штаны, не разрешила слишком долго бодрствовать) и т.п..

Пермиссивно-рефлексивная (автокуративная) диатеза

    • Гибридом пермиссивной диатезы с рефлексивной является пермиссивно-рефлексивная(по классификации В. П. Недялкова и Э. В. Генюшене, автокуративная), при которой в позиции подлежащего стоит субъект позволения, являющийся одновременно объектом основной (позволяемой) ситуации; в русском языке эта диатеза выражается возвратным постфиксом (Таня стрижётся у лучшего парикмахера; Аня учится санскриту у доцента Попова), тогда как в немецком и во французском языках эта диатеза выражается аналитическим (составным) глагольным сказуемым, состоящим из пермиссивного (“позволительного”) глагола (франц. laisser, нем. lassen, нем. let) в сочетании с инфинитивом основного (знаменательного) глагола.

Сплавление каузативного (или противоположного ему антикаузативного) значения с контентивным значением характерно для глаголов давания (или соответственно лишения).

Обсервативные диатезы

    • При обсервативных(//субъективных) диатезах (а именно, перцептивной и пропозитивной) ситуация подаётся как бы не сама по себе, а со ссылкой на её восприятие обозревателем - т. е. субъектом наблюдения (перцептором) или субъектом пропозиции (концептором).
Перцептивная диатеза
    • При перцептивной диатезе позицию подлежащего занимает “перцептор” (наблюдатель), а субъект ситуации обозначен прямым дополнением (ср. Петя увидел кошку, крадущуюся по траве; Pierre voit Jean traverser la rue ‘Пьер видит, как Жан переходит улицу’). Если же нет никакой необходимости акцентировать внимание читателей или слушателей на наблюдателе, как бы глядящем на ситуацию со стороны, то была бы использована объективная(диктальная) диатеза: По траве крадётся(кралась) кошка; Jean traverse la rue ‘Жан переходит улицу’.
Пропозитивная (пропозициональная) диатеза
    • При пропозитивной (пропозициональной) диатезе (она возможна только у предикатов чувства, мысли и речи) позицию подлежащего занимает “концептор” (субъект чувства, мысли или речи), а позицию дополнения при пропозициональном глаголе (чувства, мнения, суждения или речи) занимает основная обозначаемая ситуация (Муж находит этот фильм скучным; Автор трактует реципрок как дериватему; Эксперты рассматривают инициативу Смирнова как провальную).

Объективная диатеза

      • Если же на обозначении субъекта мнения не стоит логический акцент, то оно может быть легко опущено, и в этом случае выбирается “объективная” диатеза, при которой ответственность за мнение (Этот фильм скучен; Реципрок есть дериватема; Инициатива Смирнова - провальная) по умолчанию ложится на говорящего.

Полуобсервативная (парентетическая) диатеза

    • Особый промежуточный тип между объективной (диктальной) и субъективной диатезой обсервативных предикатов составляет полуобсервативная (парентетическая) диатеза (описанная в статье Е. В. Падучевой и Анны А. Зализняк).
      • При парентетической диатезе обозначение основного факта занимает (как и при объективной диатезе) позицию основного предложения, а обозначение психического состояния обозревателя (кажется, по-видимому, едва ли), иногда вместе с подчинённым ему именем обозревателя (по мнению экспертов…, по словам Якобсона…, как отмечал Щерба…, ), занимает позицию вводного оборота.

В некоторых случаях суперситуативная диатеза главного предиката может навязывать подчинённому (номинализованному) предикату со значением факта особый вид редуцированной диатезы - псевдоатрибутивную. В таком случае подчинённая ситуация обозначается именем одного из своих актантов (конкретнее, субъекта), сочетающимся с обозначением характера самой ситуации в форме прилагательного или причастия: так, в одной басне вместо Гибель осла[причина] научила [меня хорошо делить добычу] говорится Погибший осёл[виновник] научил (конструкции с таким “атрибутивным стяжением” описаны Е. В. Падучевой).

Контрактивная и дистрактивная диатезы

Контрактивная диатеза

    • При контрактивной диатезе некоторые два участника ситуации, выполняющие разные роли, выражаются единым синтаксическим актантом. Такое совмещение ролей следует отличать от совмещения при амбидирективных диатезах (так как при при рефлексиве один участник выполняет две роли, а при реципроке два участника выполняют одинаковые, но при этом двойные роли).
      • Примером контрактивной диатезы может служить описанное Е. В. Муравенко “склеивание валентностей” при глаголах копирования рисовать, фотографировать, переписать, перепечатать, перевести (текст), при глаголах воспроизведения (петь (песню), декламировать (стихи), играть(этюд), перепечатать, перевести), при глаголах переделывания перевязать, перешить, перестроить, при глаголах замены переобуть, переодеть, заменить, сменить). При исходной диатезе два участника выражены раздельно (Суриков писал дочь Меншикова [‘копия’] со своей жены [‘оригинал’]), а при контрактивной - совместно (Художник нарисовал сына [‘оригинал+копия’]); ср. исходную диатезу в (заменить страый кран [роль ‘экстракта’] на новый [роль ‘субститута’]) и контрактивную диатезу (заменнить кран [роль ‘экстракт+субститут’ одновременно]).

Дистрактивная диатеза

      • Диатеза главного (подчиняющего) предиката является дистрактивной(дисконнективной), если некоторый сложный участник подчинённой ситуации обозначен не единым членом предложения (хотя бы и сложным), а несколькими (обычно двумя) разными членами предложения, соподчиненными главному предикату (Ю. Д. Апресян называет это явление расщеплением валентностей). Разновидностями дистрактивной диатезы являются диссоциативная, диспосессивная и диспредикативная.

Диссоциативная диатеза

        • При диссоциативной диатезе главного предиката (напр., познакомились, шепчутся) многоэлементное множество участников подчинённой ситуации (напр., ‘Татьяна и Онегин’) обозначено не единой (плюральной сочинительной) группой (Татьяна и Онегин // Татьяна с Онегиным), а двумя группами, соподчинёнными главному предикату: Татьяна познакомилась (дружит) с Онегиным // Онегин познакомился (дружит) с Татьяной. Диссоциативными могут быть только суперсоциативные диатезы: не только взаимная (исходная, как в приведённом примере, или производная, как в примере Ольга шепталась с Онегиным // Онегин шептался с Ольгой), но и совместная : ср. Татьяна гуляла (прогуливалась) с Онегиным по саду // Онегин гулял (прогуливался) с Татьяной по саду; Онегин танцевал с Ольгой // Ольга танцевала с Онегиным, хотя у глаголов гулять (прогуливаться, танцевать) исходной диатезой является отнюдь не взаимная, а безобъектная.

Диспосессивная диатеза

        • При диспосессивной диатезе главного предиката (гладить, чинить, чесать, брить, трястись,дрожать, измениться, смотреть, проверять, выйти, биться, надоесть, сравнивать) сложный участник ситуации, состоящий из содержащего // контейнера (в широком смысле) и содержимого ( // контента), - такой, как имущество вместе с его владельцем (‘Сашина сумка’), параметр вместе с его носителем (‘всхожесть семян’, ‘направление ветра’, ‘тыл противника’), часть вместе с её целым (‘усы Васи’, ‘колени Олега’, ‘лицо Кати’, ‘плечо Андрея’, ‘направление ветра’), ситуация вместе с её участником (‘просьбы Кольцова’) - обозначается не посессивной группой (как это было бы при прямой диатезе подчиняющего предиката), а сразу двумя соподчинёнными именами, одно из которых лексически соответствует обозначению содержащего (в широком смысле), а другое - обозначению содержимого (в широком смысле): ветер изменил направление, Кольцов надоел всем своими просьбами; кровь бьётся у него в висках; Катя изменилась в лице; Фёкла гладит Андрея по плечу; у Олега трясутся колени; войска вышли в тыл противнику; Агроном проверяет семена на всхожесть; нечего сравнивать новую машину со старой по мощности; Антон поглядел следователю в глаза; Светлана гладит Никиту по волосам; просёлок меньше шоссе в ширину; их продукция уступает нашей по качеству; Геннадий отличается по склонностям от Сергея; стон вырвался из груди больного.
          • Разновидностью диспосессивной диатезы является описанная Е. В. Падучевой "диатеза с детерминантом", при которой наименование контейнера стоит в той же грамматической форме, в какой оно стояло бы в эссивной (адессивной или аппартенативной, в зависимости от контекста и синтаксического строя языка) диатезе - т. е. в адессивной форме (у Ерофея болят зубы) или в аппартенативной форме (Ерофею выдернули зуб) и занимает позицию обстоятельства, обозначающего как бы тот фрагмент мира, в рамках которого имеет место ситуация, охарактеризованная в остальной части высказывания.
Диспредикативная диатеза
        • При диспредикативной диатезе, которая возможна только у главных (суперпредикативных) предикатов, навязывающих подчинённой ситуации акцессивную, т. е. пропозитивную (определять, считать, видеть, ощущать …) или каузативную (делать, рисовать, строить, изображать …) диатезу, подчинённая ситуация обозначается не единой подчинённой предикацией, а двумя именами, одно из которых лексически соответствует логическому субъекту (теме) суждения, а другое - логическому предикату (реме, основному содержанию) суждения. Как показал Ю. Д. Апресян, в таких случаях валентность содержания, имеющаяся у главного предиката, расщепляется на синтаксически соподчинённые обозначения темы и ремы, в результате чего возникают две производные валентности - валентность темы и валентность ремы (собственно содержания).
          • Разновидностями диспредикативной диатезы являются суперкопулятивная диатеза (возникающая при отсутствии связки в подчинённой предикации), при которой валентность ремы заполнена именным оборотом (существительным, прилагательным и т.п.) (определять биологию как науку о жизни, принимать Хлестакова за ревизора, считать Зайцева знатоком живописи) и суперинфинитивная диатеза (возникающая при непредикативной инфинитивной форме подчинённой предикации), при которой валентность ремы заполнена инфинитивным оборотом (заставлять Льва петь, просить Михаила сыграть на скрипке). Суперкопулятивная диатеза представлена в конструкциях, выражающих подчинённую предикацию (по терминологии О. Есперсена, “подчинённый нексус”); в европейской грамматической традиции некоторые проявления суперкопулятивной диатезы описаны как конструкции с двойным аккузативом, а “суперинфинитивная диатеза” описывалась в связи с употреблением инфинитивных оборотов типа аккузатив с инфинитивом и т. п.

Диатезы аналитических сказуемых

    • Диатеза целого сказуемого может быть выражено не только грамматическими, но и полуграмматическими средствами - полуслужебными (десемантизованными, строевыми) глаголами в составе аналитического сказуемого. Поэтому диатеза аналитического сказуемого не совпадает с диатезами входящих в него компонентов.

Редуцированные диатезы

    • Косвенная диатеза являются редуцированной (в терминах Е. В. Падучевой), если она открывает меньшее число мест, чем соответствующая ей исходная (полная) диатеза. Вместе с тем существуют акцессивные диатезы, вводящие в поле зрения некоторого (обычно малосущественного и потому канонически стоящего в тени или за кулисами) участника ситуации (см. выше).

Непростую задачу составляет классификация диатез у глаголов, подчиняющих непредметные аргументы (факты, суждения, ситуации). Тем не менее нет оснований исключать их из рассмотрения при классификации типов диатез. Как и глаголы с предметными участниками, они способны употребляться в косвенных диатезах. В ряде случаев при этом возникают особые производные диатезы.

      • Так, в позиции причины основного события может употребляться не целое наименование стимулирующего события, а один из его участников - обычно субъект. В таком случае при каузативном предикате, стоящем в производной диатезе возникает роль виновника: вместо Приезд Харитона[‘причина’] обрадовал Авдотью (производящая диатеза: в позиции подлежащего - ‘причина’) говорится просто Харитон[‘виновник’] обрадовал Авдотью (производная диатеза: в позиции подлежащего - ‘виновник’) (такие конструкции описаны Н. Д. Арутюновой).

Совмещение типов диатез

  • Приведённый очерк типов диатез является не разбиением, а перечнем основных параметров классификации. Многие из указанных признаков совместимы друг с другом (разумеется, в той мере, в которой это позволяет синтаксический строй реального языка).
    • Так, безагентивная диатеза может быть в то же время безличной (ср. знаменитое Свистнуто, не спорю ...) и т. д.
    • Аффективная диатеза бывает как личной (Диме нравится Аля; Диме приятна Аля), так и безличной (Диме приятно видеть Алю).
      • С другой стороны, аффективная диатеза может быть как непереходной (Диме известна Аля; Диме видна Аля), так и переходной (Диме отсюда не видно Алю; Диме жаль Алю).
  • Особой задачей теории диатез является, с одной стороны, построение классификационных разбиений (та или иная дедуктивная систематизация самих диатезных признаков), а с другой стороны, выявление типологических закономерностей, определяющих большую или меньшую вероятность реально наблюдаемой в языках мира совместимости разных диатезных признаков друг с другом.

Уровни рассмотрения диатезы

  • Функция диатезы может рассматриваться также на нескольких уровнях научной абстракции:

Диатеза как характеристика синтаксического строя языка

    • А. Предпочтение разных типов диатез может быть обусловлен синтаксическим строем языка.
    • А1. С точки зрения оформления базовых ролей участников акциональной ситуации языки подразделяются на аккузативные, эргативные (ср. понятие “эргативный строй”) и собственно активные (ср. понятие “активный строй”).
    • А2. С точки зрения оформления отношений бытия и обладания - на эссивные (с их подтипами, см. выше), (“быть-языки” по А. В. Исаченко), контентивные (“иметь-языки” по А. В. Исаченко), экзистенциально-посессивные (ср. понятие “посессивный строй” у И. И. Мещанинова) и комитативные.

Возможны таже более мелкие подтипы языков. Такое разграничение диатез не неосит оппозитивного характера; речь идёт о классификации семантико-синтаксического типа языков, изучаемого т. н. “контенсивной” (по Г. А. Климову), т. е. букв. “содержательной”, типологией (см. Синтаксическая типология, Эргативные языки).

Диатеза как характеристика класса предикатов

    • Б. Диатезы разных типов могут быть свойственны разным классам предикатов (Т. Б. Алисова, Г. Г. Сильницкий, С. Е. Яхонтов).

Наиболее существенными являются такие подразделения, как бессубъектные vs. субъектные процессы, одноместные (абсолютивные, непереходные) vs. многоместные (реляционные, переходные) предикаты, прямопереходные vs. косвеннопереходные глаголы; глаголы контролируемых действий (деятельности) vs. глаголы неконтролируемых процессов и состояний; каузативные и некаузативные глаголы и т.п. (см. Предикат).

      • В базовой классификации предикатов каждому приписана некоторая исходная (ядерная) диатеза, и потому индивидуальной оппозиции ядерных диатез нет; есть лишь групповая оппозиция.

Но так как при межклассной деривации от предикатов одного класса могут образовываться предикаты других классов, то здесь возникает специальная задача описания производных диатез, возникающих в ходе “межмодельных” трансформаций.

Диатеза как характеристика лексемы

      • В. Некоторым предикатам свойствен лексикализованное закрепление одного типа диатезы, непротивопоставленного другим.

Этот аспект диатезы изучается либо с точки зрения формального подхода (как “образец” в смысле А. С. Хорнби или “структурная схема” в смысле Н. Ю. Шведовой), либо с точки зрения формально-семантического подхода (как “модель управления” в смысле А. К. Жолковского, И. А. Мельучка и Ю. Д. Апресяна) (см. Управление).

Диатеза как характеристика словоформы

      • Г. Наконец, наиболее явно функция диатезы проявляется в её противопоставлении другой диатезе. Такое возникает при диатезных (конверсных, залоговых, актантных) преобразованиях внутри одной исходной (ядерной) диатезы. В этом случае диатеза функционирует как выразитель некоторых содержательных функций.

Содержательная функция, выражаемая диатезой, может быть охарактеризована как “ориентация процесса” (В. Г. Гак), “перспектива” (Ч. Филлмор) , “коммуникативный режим” (З. М. Шаляпина), “фокусирование” (Б. М. Лейкина) , “модуляция” (Ю. С. Мартемьянов), “иерархия коммуникативных рангов” (Е. В. Падучева).

Прямые и косвенные диатезы на разных уровнях абстракции

Различение прямых и косвенных диатез охватывает несколько уровней абстракции. А именно, оно может охватывать:

Иерархия диатез в синтаксической системе языка

      • (а) синтаксическую систему языка; так, в синтаксической системе языка личная диатеза является исходной, а безличная - производной от неё (Буря перенесла лодку на берег  Бурей перенесло лодку на берег);

Иерархия диатез в отдельных разрядах предикатов

      • (б) отдельный семантико-синтаксический разряд предикатов; так, у “погодных” глаголов (verba meteorologica) естественно считать исходной диатезой безличную (Морозило, штормило; светает, моросит, тянет сыростью); у глаголов ‘недомогания’ (verba aegrotandi) - безлично-мучительную(Петю знобит, шатает, тошнит, рвёт, трясёт, лихорадит ...), у глаголов ‘экспериенциальных склонностей’ - безлично-аффективную(Мне кажется, нравится, представляется, снится ...) и т. п.; между тем в синтаксической системе языка безлично-аффективная диатеза не является исходной, и у других глаголов чувства и восприятия выступает лишь как производная от исходной личной (Надя плачет = Наде плачется) или личной пропозициональной диатезы (Фрол думает, что опасность миновала = Фролу думается, что опасность миновала; Ярослав верит, что мы победим = Ярославу верится, что мы победим);

Иерархия диатез в рамках деривационного гнезда предиката

      • (в) деривационное гнездо отдельного предикатного слова (включающее его лексические значения и словообразовательные дериваты); так, у глаголов чувств разумно считать исходной декаузативную диатезу (Федя радуется похвале), а производной - каузативную (похвала радует Федю), так как похвала - не деятель, а лишь причина процесса, и каузативная трансформация выглядит как грамматическая метафора, изображающая (мысленно) каузацию процесса (радуется) как действие (радует); исходная диатеза глагола лечить является субъектной, семантически транзитивной и допускающей выражение средства, между тем как у соответствующих актантных имён с отпредикатным значением, семантически производных от него, диатеза оказывается редуцированной: либо бессубъектной (врач, лекарь), либо безобъектной (пациент), либо не допускающей приименного выражения средства (лекарство, снадобье, медикамент);

Иерархия диатез в рамках грамматической парадигмы предиката

      • (г) грамматическую парадигму (множество словоформ) отдельной предикатной лексемы; так, редуцированная (бесподлежащная) диатеза инфинитива является косвенной в сравнении с прямой (подлежащной) диатезой личных форм глагола;

Иерархия диатез в рамках системы употреблений отдельной предикатной словоформы

      • (д) множество синтаксических употреблений отдельной предикатной словоформы; так, полная (двухместная) диатеза у слова преследование (кого кем) в словосочетании преследование оленя волком является прямой по сравнению с производными редуцированными диатезами той же словоформы - а именно, бессубъектной диатезы в словосочетании волк продолжал преследование оленя и безобъектной диатезы в словосочетании олень спасался от преследования.

Исторические предшественники понятия диатезы

Диатеза и "конструкция"

  • Говоря об историческом прообразе понятия диатезы, следует обратить внимание на то, что в грамматической традиции XIX-XX в. - в частности, в описательной и исторической морфологии (при описании значения залогов и падежей), в описательном и историческом синтаксисе (при классификации сказуемых или предложений), в синтаксической типологии языков (разрабатывавшейся в XIX в. Г. фон дер Габеленцем, Б. Дельбрюком, а в первой половине XX в. Г. Шухардтом, О.Есперсеном, К.Уленбеком, Ф.Финком, Э.Сепиром, И.И.Мещаниновым, С. Д. Кацнельсоном и др.) понятию диатезы аналогически соответствует несколько более широкий термин “конструкция” (или “строй”).
  • Это понятие употребляется в связи с разными видами актантно-предикатных отношений (напр., в составе таких сочетаний, как “переходная конструкция”, “непереходная конструкция”, “страдательная (пассивная) конструкция”, “действительная (активная) конструкция”, “эргативная конструкция”, “номинативная конструкция”, “безличная конструкция”, “личная конструкция”, “рефлексивная конструкция”, “каузативная конструкция”, “реципрокная конструкция”, “неопределённо личная конструкция”, “акциональная конструкция”, “статальная конструкция”, “аффективная конструкция”, “абсолютная конструкция”).

Диатеза и "оборот"

  • В одноязычных грамматиках аккузативных языков в том же значении употребляется другой аналог - близкий термин “оборот” (англ. “turn”, франц. “tournure”), также характеризующий разные виды отношений предиката к субъекту и объекту. Он охватывает дихотомии активности/пассивности и личности/безличности (напр., в составе таких сочетаний, как “переходный оборот”, “непереходный оборот”, “страдательный (пассивный) оборот”, “действительный (активный) оборот”, “безличный оборот”, “личный оборот”, “неопределённо личный оборот”).

Диатеза и "употребление" глагола

  • Ещё одним аналогом термина “диатеза” является термин “употребление глагола” (охватывающий лишь дихотомии переходности/непереходности и личности/безличности) (напр., в составе таких сочетаний, как “переходное употребление глагола”, “непереходное употребление глагола”, “безличное употребление глагола”, “личное употребление глагола”, “неопределённо личное употребление глагола”, “абсолютивное употребление глагола”).

Большинство этих терминов употребляются в лингвистике и по сей день, во многом покрывая тот же круг явлений, что и современное понятие диатезы.

Диатеза и синтаксическая "модель"

  • Зачаточным прообразом современного понятия диатезы (или модели управления) можно считать более примитивное (лексико-синтаксическое) понятие “pattern” (образец, схема), развивавшееся в английской лексикографии (А. С. Хорнби и др.), в котором, однако, отсутствовал семантический аспект диатезы (обращение к участникам ситуации); похожее значение имеет термин “структурная схема” в теориях русского синтаксиса (Н. Ю. Шведова и др.).

Однако в работах Ю. Д. Апресяна 1960-х гг., где понятию схемы соответствует понятие “конструкции”, уже намечается и семантический аспект конструкции: в отличие от “образцов” (в смысле А. С. Хорнби) и “схем” (в смысле Н. Ю. Шведовой), выделяемых преимущественно на основе дистрибутивных критериев, “конструкции” в работах Ю. Д. Апресяна первой половины 1960-х гг. оказываются имплицитно двусторонними единицами: а именно, они классифицируются на основе допускаемых трансформаций и перифраз (диатезных преобразований в современном понимании), а это уже приводит к тому, что выделяемые конструкции соответствуют определённым семантико-синтаксическим (а не просто синтаксическим) классам глаголов. В работе Ю. Д. Апресяна (1967) была дана классификация явлений фактически диатезного характера; для обозначения исходной диатезы использовался термин “ядерная конструкция”, а для обозначения производной диатезы - термин “конверсная трансформация”; отношения между разными диатезами одного предиката по сути составляют частный случай более общего семантико-синтаксического явления т. н. “конверсных отношений”, также описанных Ю. Д. Апресяном (1974).

Диатеза и инвентарь семантических ролей

  • Идея описывать соотношение семантической и синтаксической структуры предложения на основе ограниченного инвентаря семантических ролей участников ситуации появляется лишь во второй половине 1960-х гг. в работах В. Г. Гака, Ч. Филлмора, Ю. Д. Апресяна, и лишь в 1970 (в работе А. А. Холодовича и И. А. Мельчука) становится той теоретической основой, на которой базируется определение понятия “диатеза” (восходящего к работам Теньера).

Понятие диатезы во французской лингвистической традиции

  • Во французской лингвистической терминологии термин “диатеза”(diathese) первоначально понимался как синоним термина “залог” (voix). В ряде работ (напр., у Э. Бенвениста) диатеза иногда понималась как тип процесса (действие vs. состояние). Понятие диатезы как отличное от понятия залога (voix) возникло в работах французского лингвиста Л. Теньера (1934, 1953, 1954), где под диатезами понимались именно залоговые значения (залоговые конструкции: активная, пассивная, возвратная, взаимная, каузативная и рецессивная). Однако само понятие залога (voix) у Л. Теньера трактуется как подразделение глаголов по признаку переходности/непереходности, а диатезы выделяются внутри переходных глаголов. Не было у Теньера и чёткого разграничения семантического уровня (участников ситуации) от синтаксического уровня (членов предложения). Вместе с тем Теньер дал подробное описание многих диатезных преобразований (в частности, происходящих в процессе перевода с языка на язык), подведя их под общее понятие метатаксиса.

Понятие диатезы в советской лингвистике

  • В отечественной лингвистике понятие диатезы как отличное от понятия залога появилось в совместных работах А. А. Холодовича и И. А. Мельчука (1970), затем было уточнено в работах Е. В. Падучевой (1974), В. А. Успенского (1975, 1977) и С. Е. Яхонтова (1978) и стало с тех пор широко использоваться как в типологии (В. С. Храковский, В. Б. Касевич, В. П. Недялков, А. Е. Кибрик и др.), так и при разработке теоретического синтаксиса отдельных языков (Е. В. Падучева, В. Г. Гак и др.).

Диатеза и модель управления

  • Между тем в отечественной школе толково-комбинаторной лексикографии, исходящей из идей многоуровневого описания языка, с 1967 (А. К. Жолковский, И. А. Мельчук, а с 1968 таже Ю. Д. Апресян) для обозначения диатез используется термин “модель управления” и имеющий близкое (хотя и не тождественное) значение схемы соответствия между семантическими ролями участников (партиципантов), синтаксическими позициями членов предложения (актантов) и способами оформления валентностей (падежами и предложно-падежными формами). Не случайно в работе И. А. Мельчука (1974) между понятиями диатезы и модели управления с полным основанием ставится знак равенства.
  • Тонкая разница между понятиями “диатеза” и “модель управления” состоит в том, что понятие “модель управления” делает акцент на лексическом (индивидуальном для каждого слова) аспекте управления, поэтому оно используется преимущественно в одноязычной (а отчасти и в двуязычной) лексикографии, между тем как понятие “диатеза” акцентирует грамматический (регулярный, обший для целых подклассов единиц) аспект управления, и поэтому оно оказалось более употребительным в общей теории синтаксиса и в синтаксической типологии. Идея грамматичности (регулярности) сближает понятие диатезы с понятием залога (из греческого облика которого оно исторически выросло).

Понятие диатезы в трудах Ленинградской типологической школы

  • Примечательно, что в трудах Ленинградской типологической школы гг., последовавших за пионерской работой А. А. Холодовича и И. А. Мельчука, понятие “диатеза” употребляется преимущественно в контексте обсуждения проблем определения базовых понятий теории залога и дедуктивного исчисления типов диатез и залогов.
  • Между тем в широкомасштабном исследовании отдельных типов диатез и залогов, предпринятом ленинградскими типологами (а вслед за ними англоязычными исследователями залогов), не только не проводится чёткого разграничения между понятиями залога и диатезы (как на этом настаивали Холодович и Мельчук в 1970), но и более того, для обозначения диатезы обычно употребляется традиционный термин “конструкция”.

В теории грамматических категорий, развитой И. А. Мельчуком в 1990-е гг., залоги классифицируются на основе выражаемых диатез. Однако классификация залогов иллюстрируется многочисленными примерами, в которых налицо употребление той или иной диатезы (конструкции), но при этом степень выделимости соответствующих граммем залога как морфологической категории и обоснованность такого выделения далеко не одинакова, а с собственно морфологической точки зрения многие примеры оказываются разнородными. Таким образом, и здесь фактически речь идёт не столько о выделении залогов в собственном (морфологическом) смысле слова, сколько о классификации диатез (залоговых конструкций).

==Литература==.

  • Апресян Ю. Д. Экспериментальное исследование семантики русского глагола. М.: Наука, 1967.- 251 с.;
  • Категория залога. Материалы конференции. Л., 1970.- ??? с.;
  • Мельчук И. А., Холодович А.А. К теории грамматического залога // Народы Азии и Африки, № 4, 1970;
  • Алисова Т. Б. Очерки синтаксиса современного итальянского языка. М.: Изд-во МГУ, 1971, с. 126-139 (“Гл.III, § 2. Залоговые трансформации”);
  • Холодович А. А. (отв. ред.). Типология пассивных конструкций. Диатезы и залоги. Л.: Наука, ЛО, 1974.- 383 с.;
  • Апресян Ю. Д. Лексическая семантика. Синонимические средства языка. М.: Наука, 1974; Изд. 2, испр. и доп. М., “Языки русской культуры” - “Восточная литература”, 1995, с. 256 283;
  • Мельчук И. А. Опыт теории лингвистических моделей “Смысл<=>Текст”. I. Семантика, синтаксис. М.: Наука, ГРВЛ, 1974, с. 134 139 (“Экскурс 3. Валентности слова и модель управления”);
  • Падучева Е. В. О семантике синтаксиса. М.: Наука, 1974, с. 217-236 (“Глава X. Залог и диатеза”);
  • Храковский В. С. (отв. ред.). Структурно-типологические методы в синтаксисе разносистемных языков. Диатезы и залоги. Л., 1975, ??? с.;
  • Успенский В. А. К понятию диатезы // Храковский В. С. (отв. ред.). Проблемы лингвистической типологии и структуры языка. Л.: Наука, ЛО, 1977, с. 65-84;
  • Падучева Е. В. О производных диатезах отпредикатных имён // Храковский В. С. (отв. ред.). Проблемы лингвистической типологии и структуры языка. Л.: Наука, ЛО, 1977, с. 84-107;

Лайонз Дж. Введение в теоретическую лингвистику. Пер. с англ. М.: Прогресс, 1978, с. 394-411 (“Гл. 8, § 8.3. Залог”);

  • Храковский В. С. (отв. ред.). Проблемы теории грамматического залога. Л.: Наука, ЛО, 1978.- 288 с.;
  • Холодович А. А. Проблемы грамматической теории. Л.: Наука, ЛО, 1979, с. 277-292;
  • Козинский И. Ш. Некоторые грамматические универсалии в подсистемах выражения субъектно-объектных отношений. АКД. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1980.- 16 с.;
  • Храковский В. С. (отв. ред.). Залоговые конструкции в разноструктурных языках. Л.: Наука, ГРВЛ, 1981.- ??? с.;
  • Веренк Ж. Диатеза и конструкции с глаголами на ся // Булыгина Т. В., Кибрик А. Е. (отв.ред.). Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 15. М.: Прогресс, 1985, с. 286-302;
  • Григорьян Е. Л. Семантические и прагматические аспекты диатезы. АКД. М., 1986.- ??? с.;
  • Теньер Л. Основы структурного синтаксиса. Пер. с франц. М.: Прогресс, 1985, с. 250-296 (“Книга Г. Валентность”) и с. 297-334 (“Книга Д. Метатаксис”);
  • Падучева Е. В. Высказывание и его соотнесённость с действительностью. Референциальные аспекты семантики местоимений. М.: Наука, 1985, с. 180-209 (“Глава IX. Возвратные местоимения”);
  • Храковский В. С. Диатеза // Лингвистический энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1990, с. 135;
  • Бондарко А. В. (отв. ред.) Основы функциональной грамматики. Персональность. Залоговость. СПб.: Наука СПбО, 1991, с. 125-345 (“Глава II. Залоговость”);
  • Кибрик А. Е. Очерки по общим и прикладным вопросам языкознания. М.: Изд.во МГУ, 1992, с. 179-260;
  • Падучева Е. В. Семантические роли и проблема сохранения инварианта при лексической деривации // НТИ, серия 2, 1997, № 1, с. 18-30;
  • [Материалы круглого стола “Семантические валентности: лексикологическая теория и лексикографическая практика”] // Семиотика и информатика, вып. 36, М.: Языки русской культуры, 1998, с. 7-176;
  • Мельчук И. А. Курс общей морфологии. Том 2. Пер. с франц. Москва Вена: Языки русской культуры - Wiener slawistischer Almanach, 1998, с. 163-195, 377-400;
  • Гак В. Г. Языковые преобразования. М.: Языки русской культуры, 1998, с. 76-84, 264-272, 409-432;
  • Падучева Е. В. Коммуникативное выделение на уровне синтаксиса и семантики // Семиотика и информатика, вып. 36, М.: Языки русской культуры, 1998, с. 82-107;
  • Храковский В. С. Теория языкознания. Русистика. Арабистика. СПб.: Наука, 1999, с. 15-101, 187-221;
  • Падучева Е. В. О роли метонимии в концептуальных структурах // Труды международного семинара Диалог' 99 по компьютерной лингвистике и ее приложениям. В 2 томах. Том 1. Теоретические проблемы. Таруса, 1999, с. 215-225;
  • Гак В. Г. Теоретическая грамматика французского языка. М.: Добросвет, 2000, с. 612-623;
  • Плунгян В. А. Общая морфология. М.: УРСС, 2000, с.191-224 (“Глава 3. Залог и актантная деривация”);
  • Тестелец Я. Г. Введение в общий синтаксис. М.: РГГУ, 2001 (“глава VIII. Диатеза, залог, актантная деривация”), с.411-436;
  • Tesnière L. Petite grammaire russe. Paris: Henri Didier, 1934, p. 151-154 (“Acteurs”);
  • Lötsch R., Ružička R.(Hrsg.). Satzstruktur und Genus verbi (= Studia Grammatica, Bd. ???). Berlin, 1976;
  • Veyrenc J. Études sur le verbe russe. Paris: ..., 1980.- ??? p.;
  • Comrie B. et al. (eds.). Causatives and transitivity. Amsterdam: Benjamins, 1993.- ??? p.

См. также библ. при ст. Залог.